ЧТОБЫ ЖИТЬ И ДЫШАТЬ, ЧТОБ ЛЮБИТЬ И МЕЧТАТЬ

Интервью Елены Головановой

Наш собеседник – Юрий Владимирович Плугатарь, директор Никитского ботанического сада, доктор сельскохозяйственных наук, руководитель представительства РАН в Крымском федеральном округе, заслуженный деятель науки и техники Республики Крым.

– Помните ли Вы своё первое знакомство с Никитским садом?

– Это было около двадцати пяти лет назад, я заканчивал учёбу в академии и приехал в Крым на отдых. Впечатление от Никитского сада было колоссальное! Гуляя по его аллеям, «впитывая» в себя эту небывалую красоту, я даже представить себе не мог, что спустя какое-то время буду не только здесь работать, но и иметь огромное счастье и столь же высокую ответственность руководить этим прекрасным коллективом и уникальным учреждением.

– Выходит, судьба выдала такой поворот, который трудно было спланировать?

– Судьба иногда так круто меняла мою жизнь, что спланировать или даже предположить происходящие перемены просто невозможно!
Я работал директором Крымской горно-лесной научно-исследовательской станции, уже защитил кандидатскую диссертацию по материалам изучения дубовых лесов Горного Крыма. Кстати, метод восстановления семенных дубрав, который мы разработали совместно с моим учителем, доктором наук Алексеем Фёдоровичем Поляковым, и сегодня активно используется лесниками. В процессе работы над собственной докторской диссертацией, посвящённой экологическим основам использования ресурсов лесных экосистем всего Горного Крыма, я и пришёл в НБС – структуру Национальной Академии аграрных наук. Только тут я мог получить необходимый для подобных исследований и обобщений масштаб, потому и попросился на работу к директору Сада, академику Валерию Никитовичу Ежову.
Это вызвало большое удивление у моих коллег и руководителей в Харьковском институте (станция входила в структуру УкрНИИЛХА), поскольку руководимое мною предприятие работало весьма успешно. И всё же я вполне сознательно делал этот шаг: мною двигал азарт учёного, который решил завершить свои исследования во что бы то ни стало! Мне кажется, что настоящая жизнь только здесь и началась, что весь предыдущий мой жизненный путь был лишь подготовкой к служению Саду, к тому, чтобы именно здесь реализовать весь свой и жизненный и научный потенциал.

– Каким было впечатление от коллектива учёных, в который Вы попали?

– И тогда, и сегодня я восхищаюсь нашими учёными. У нас в Никитском саду – что ни фамилия, то целая история Сада…
Династии Митрофановых, Клименко, Смыковых, Рихтеров – это образец бесконечно преданных Саду порядочных, умных, интеллигентных людей, которые продвигают целые научные направления, их знают и ценят в Европе, во всём мире, они достойно представляют Никитский сад и высоко несут его знамя. А Владислав Вячеславович Корженевский, Евгений Петрович Шоферистов, Валерий Дмитриевич Роботягов, Николай Евдокимович Опанасенко, Светлана Васильевна Шевченко! Можно только гордиться, что подобные люди работают здесь, имеют своих учеников, которые в свою очередь успешно защищают кандидатские и докторские диссертации, и этим каждый из них подобен Древу с могучими ветвями…
Кстати, с Владиславом Вячеславовичем Корженевским (человеком, которого я считаю своим учителем), мы в настоящее время готовим совместную работу, которая, надеюсь, даст довольно интересное видение состояния ландшафтов Крыма, их перспектив и динамики.
У нас о каждом учёном можно рассказать немало! Николай Евдокмович Опанасенко, к примеру, представляет особую школу агроэкологов. Он лично исходил вдоль и поперёк весь Крым, разработал его агроклиматическое районирование под плодовые культуры. Особо хочу отметить недавно завершенную монографию учёного «Скелетные почвы Крыма и плодовые культуры». Сегодня, основываясь на его 40-летних исследованиях, мы можем совершенно определённо (вплоть до небольшого села или конкретного ландшафта) сказать, где будут успешно расти персик, абрикос, слива, яблоня, груша, черешня, миндаль или грецкий орех…

– Так это же – бесценное руководство к действию, в том числе и для бизнесменов, желающих заниматься сельским хозяйством.

– Именно так. В прошлом году была подготовлена небольшая книжечка «К созданию промышленных садов Крыма», где прописаны особенности районирования Крыма, дана подробная характеристика наших сортов плодовых и орехоплодных культур, в списке её авторов , не смотря на небольшой объём – сразу 4 доктора наук и 5 кандидатов. Нам всё удалось обобщить, создав, по сути, методику для любителя или бизнесмена, который хотел бы создать в Крыму свой сад. Прочтя её, он точно узнает, где, в какой местности и что можно успешно выращивать. Мало того, нами сделан детальный экономический расчёт: сколько надо вложить денег, какие подобрать сорта и виды культур, сроки их выращивания и окупаемости, возможная прибыль.

– И всё это – в открытом доступе?

– Конечно, книгу можно приобрести у нас в Саду или взять в нашей библиотеке. Более сотни экземпляров мы совершенно бесплатно разослали по всем организациям и предприятиям Крыма, которые занимаются промышленным садоводством.

– Каково сегодняшнее состояние НБС? Что волнует и радует Вас, как руководителя? Что больше всего тревожит?

– У нас есть несколько перспективных направлений, которые развиваются особенно активно. Это декоративное растениеводство, плодоводство, эфиромасличные культуры и, конечно, биотехнологии. К счастью, Саду удалось сохранить своё главное достояние – наших специалистов. Наша первоочередная задача – составить программу комплексного развития всех направлений и максимально эффективно использовать для этого все, имеющиеся у нас, ресурсы.
Потенциал есть, мы планируем значительное увеличение выпуска собственной продукции, организацию новых выставок цветов, ландшафтных новинок, культурные мероприятия, расширение перечня услуг по благоустройству ландшафтов…
Единственное, чего не достает – это времени, чтобы заработать необходимые для развития деньги. Мы их ни у кого не просим – сами способны заработать то, что необходимо. Кроме того, в Российской Федерации научные учреждения нашего типа получают достаточно государственных средств на фонд заработной платы и коммунальные платежи. Потому наши планы, при условии государственной поддержки, абсолютно реальны. Всё это позволит нам выйти на более высокий уровень развития фундаментальной и прикладной науки.

– Сколько человек работает в Никитском саду?

– Более пятисот, в их числе 180 научных сотрудников, из них 18 докторов наук и 72 кандидата.

– Говорят, мечты нужны для того, чтобы сбываться. Знаю, что в самых волшебных и добрых снах многие сотрудники Сада видели, как их гости гуляют по парку Монтедор…

– Мы планируем открыть его в ближайшее время. Монтедор – не только один из красивейших парков, он уникален в плане ландшафтно-архитектурных решений. В последние годы он был закрыт, поскольку находился в прибрежной полосе, ему требовалась реконструкция, которая не проводилась. Сегодня мы уже организовали там уход за растениями, посадили новые цветочные экспозиции, подсыпаем дорожки. И хотя за последние лет пятнадцать накопилось немало проблем, думаю, мы сумеем их разрешить. Для работы в парке Монтедор сформирована отдельная бригада, и он очень скоро непременно будет доступен для посетителей точно так же, как Приморский парк (или «Парк приключений»), открытый нами в прошлом году.

– «Чтобы жить, нужны солнце, свобода и маленький цветок», – утверждал великий сказочник Андерсен. Солнца в Крыму хватает, свободу отвоевали, а вот что – с дальнейшим развитием цветоводства?

– Все знают, какой шикарный был в Никитском саду розарий. Однако тот участок получил другое предназначение, и мы нашли новое место. На одной из последних конференций Сада, куда съехались блестящие представители ландшафтной архитектуры из многих стран мира, мы показали подобранный нами участок под будущий розарий.
Они все были в восторге от этой площадки, находящейся в самом центре Сада, граничащей с заповедником «Мыс Мартьян». Это прекрасное место, да и площадь немаленькая – около трёх гектар. Мы хотим показать розы во всей их красе, они будут представлены шикарно, броско. Решили использовать при этом вертикальное озеленение, чтобы всё заиграло красками, оттенками, запахами. Чтобы этот благоухающий аромат поднимался дальше, к верхним паркам. Уже начали работу над проектом нового розария, который свяжет нижний и верхний парки в один уникальный комплекс. Конечно, чтобы превратить заброшенный участок в ещё один райский сад, понадобятся и время, и труд, и, конечно, деньги , но у нас получится, уверен.
Мы ведь каждый год создаём всё новые и новые сорта роз. Этим летом решили порадовать всех романтической коллекцией. Представили классические розы – те, которые известны издавна, и наши, новые, форма которых подчёркивает их актуальность. Все наши селекционеры работают под руководством уникального специалиста, профессора Зинаиды Константиновны Клименко. Они очень трепетно относятся к своей работе, и представленное ими романтическое направление уже вызвало восторженные отклики гостей Сада.

– Чтобы двигаться вперёд, всё время приходится отвечать на новые вызовы и обдумывать новые идеи. Чем ещё планируете удивить нас?

– Угадали, есть идея, которую мы мечтаем воплотить и уже нашли под её реализацию подходящее место. Какое? – пока не скажу, пусть останется интрига, но речь идёт об уголке Сада, оформленном в восточном стиле и с соответствующей философией. И дело не только в том, что Восток сейчас – это модно и популярно. Мне импонирует, в первую очередь, тысячелетняя история данного мировоззрения, глубина этой философии…
Постараемся, чтобы всё получилось не банально и не тривиально. Хотя японский сад с его камнями – это само по себе уже прекрасно. Мы постараемся создать такое место, где человек сможет отдохнуть, собраться с мыслями, пообщаться с Космосом, если хотите…
Это очень важно – побыть иногда наедине с самим собой, со своим внутренним миром, разобраться в себе. Мы постараемся наполнить этот сад соответствующими растениями. Сакура? Да, будет, безусловно. Но есть ведь у нас в Крыму и своя изюминка – декоративные персики, миндаль. Уверен, во время цветения они придадут особый колорит нашему Восточному саду. Мы до мельчайших деталей продумаем сочетание различных деревьев с элементами ландшафтных решений, их совместимость с другими растениями. Но главное – это именно развитие самой идеи философского уголка. Без неё это будет просто красивое место, не более. И что делать тут после того, как отцвела сакура?..
Если же нам удастся воплотить задуманное, Восточный сад станет излюбленным местом для раздумий и медитаций, и это своё предназначение он будет выполнять круглый год, раскрыв ещё одну интереснейшую грань наших возможностей. Всё-таки мы редко всей душой присутствуем там, где находимся на самом деле. Так устроен человек – вечно обращается к прошлому или заглядывает в будущее. Наш сад даст каждому возможность спокойно побывать в настоящем, а это сегодня – редкость…
Нравится мне и идея семейного отдыха. Мы должны заботиться не только о гостях, но и о крымчанах. Хочется, чтобы в Никитском саду появилось место, где они могли бы просто погулять и поиграть с детьми, чтобы стояли здесь площадки для детей, удобные скамеечки для родителей и журчали фонтанчики.
Ещё раз проанализировала наша рабочая группа имеющиеся маршруты для людей с ограниченными возможностями. Мы считаем, что сделанного на сегодня недостаточно, будем думать над тем, чтобы все уголки нашего Сада оказались доступны и для них тоже.

– Как известно, ключом ко всякой науке является вопросительный знак. Статус национального научного центра, который даётся решением Президента страны, обязывает ко многому. Какие проблемы предстоит решать Саду, как федеральному научному учреждению в первую очередь?

– Самые актуальные вопросы – это развитие плодоводства, декоративного растениеводства (особенно цветоводства) и эфиромасличного производства не только Крыма, но и юго-востока России. У нас есть воистину прекрасные сорта, замечательные маточники, которых, возможно, недостаточно на сегодня, но мы будем их укреплять и развивать. Причём делать это можно мобильно: как только появится промышленный интерес к какому-то виду масел, мы можем буквально за несколько лет, используя наши сорта, технологии и маточную базу, обеспечить необходимую площадь востребованной культурой и выполнить заказ.
Для правительства нами разработана программа, предусматривающая увеличение площадей плодовых насаждений Крыма в 2 раза. Ничего удивительного в этом нет, поскольку наш полуостров – это и есть сад, он всегда не только себя обеспечивал яблоками и персиками, но и успешно торговал этими плодами. Продукция Никитского ботанического сада также была востребована по всей России. И у нас есть чёткое видение, как в ближайшее время восстановить утраченное, мы уже разослали соответствующие материалы всем предприятиям Крыма, занимающимся развитием плодоводства – как государственным, так и частным, и активно контактируем по этому вопросу с нашим министерством.
Ещё одно актуальное направление – фиторекреация человека, этот отдел, на мой взгляд, у нас ещё недостаточно раскручен и востребован. А ведь достигнутые результаты по-настоящему восхищают: эфирные масла благотворно влияют на организм, вобрав в себя целебные силы Природы. Не случайно Крым всегда был и есть именно климатический курорт. И барышни века девятнадцатого приезжали сюда не загорать (было не модно) и не купаться (не принято), а просто подышать. Они сидели на наших пляжах под зонтиками и вдыхали невероятный аромат, который издаёт крымская сосна – Pinus pallasianа в переплетении с фитонцидами можжевельника высокого Juniperus exelsa , растущего на склонах. Нет такой гаммы больше нигде, но именно она способна излечить человека даже от такой болезни, как туберкулёз легких.
Всё это необходимо использовать, наши специалисты на решение данной задачи нацелены, они знают все тонкости технологии создания таких эфирных масел, что люди, даже не приезжая в Крым, могут пользоваться ими у себя в Сибири или на Урале – и излечиваться.
Испробовано на собственном опыте: при простуде достаточно 3 раза в день употребить ложечку настойки мирта с мёдом – и всё, на следующей день можно уже забыть про чихание и кашель.
Эти дары нашей божественной Природы воистину бесценны, так что данное направление – очень перспективное и интересное.

– Поговорка гласит: «Нет такого народа, который погубила бы торговля». Вот и Никитскому саду никак не обойтись без структуры, которая будет заниматься реализацией плодов его бесценных кладовых…

– К сожалению, так сложилось, что к нашему Торговому дому «Никитский сад» отношение было предвзятым, и сотрудники привыкли считать, что данная организация живёт за счёт тех разработок, которые делаются учёными Сада, хотя сами они ничего с этого не получают. Сегодня я с уверенностью могу сказать, что это не так. Мы работаем слаженно, чётко, единой командой. И главный принцип данного сотрудничества прост: всё, чем занимается нынешний Торговый дом – всё это делается исключительно в интересах Сада и перспективы его развития. Мы совместно строим планы и принимаем решения, и каждая копейка, которая зарабатывается на продажах или оказании услуг, работает на НБС.

– Есть у Вас свой, самый любимый, уголок в Никитском саду?

– Не могу сказать, что такое место у меня одно. Когда хочу спокойствия и тишины, иду к тису ягодному – не к 700-летнему, что растёт около дорожки. А чуть подальше, в тенистой аллее. Он там раскидистый, и скамеечка есть, где можно посидеть, собраться с мыслями, заглянуть внутрь себя.
Люблю парк Монтедор с его неожиданными архитектурными решениями, извилистыми дорожками. Там нет прямых линий, и когда человек идёт по аллее, он даже представить не может, что же ждёт его там, за поворотом? Жду-не дождусь, когда мы откроем его для посетителей. А ещё нередко выхожу из этого парка к морю. Там есть у меня заветное место, откуда можно, смотря вдаль, любоваться открывающейся перспективой и в то же время чувствовать, что твою спину прикрывает Никитский сад, окутывая своими ароматами и совершенно непередаваемой аурой.
Ещё один романтический уголок – наш «бахчисарайский» фонтанчик возле беседки, под кроной платана. Это единственная копия знаменитого фонтана в Крыму, которая работает.
Совершенно изумительный взгляд на Ялту открывается на площадке розария, под алеппской сосной, там, где возвышаются два двухсотлетних дуба каменных. А прямо от них аллейка бежит по бамбуковой роще, которая тоже волшебна сама по себе.
Так что любимых мест много, нередко выбор того или другого зависит от настроения или времени года. Что-то вызывает умиротворение и покой, что-то – восторг и восхищение. Как можно, к примеру, остаться равнодушным, побывав на нашем Балу хризантем? Тут невольно настроение поднимается и взлетает ввысь, в каком бы состоянии ты ни пришёл.
Гуляя по Саду, я не перестаю изумляться одному: в каком прекрасном месте мы живём! И это, конечно, переполняет воодушевлением. Испытывая гордость за наших предков, которые сумели создать эту красоту, невольно проникаешься желанием быть достойными их наследниками. И хочется не потреблять, а творить.

– Вы – романтик по натуре. Это не мешает руководить коллективом? Он ведь своеобразный – от рабочего до профессора.

– Помогает выработанный принцип: ни единым словом или решением нельзя обидеть или оскорбить человека, какую бы должность он ни занимал. И даже если приходится объявлять выговор, следует непременно объяснить, почему ты сделал это. Быть справедливым – это главное. И тогда люди поймут любые, даже непопулярные решения.
Если речь идёт о служителях науки, моя задача как директора – способствовать развитию творческой мысли учёных. А тех, кто занят уходом за коллекциями, мы должны обеспечить всем необходимым, чтобы они ежедневно чувствовали – дирекция думает, заботится о них, решает вопросы заработной платы и социальной защиты, их труд не менее важен. В целом же Сад – это семья, огромная, сложная, где каждый – со своим характером. Но все при этом объединены любовью к тому месту, где они работают, это точно. И вся наша жизнь крутится вокруг него.

– Как-то мы гуляли по набережной с профессором Зинаидой Константиновной Клименко и её внучкой Алисой. Так вот эта 4-летняя кроха, проходя мимо одного из растений, сделала полупоклон и весело сказала: «Здравствуй, господин артишок!». А ещё через 2 шага: «Здравствуй, госпожа акация!».

– Не удивлюсь, если Алиса вслед за прабабушкой и прадедушкой, бабушкой и дедушкой, мамой и папой тоже выберет своим местом работы Никитский сад. Что это, как не призвание?!
Каждый, кто живёт здесь, ощущает какую-то особую связь с растениями и – да, разговаривает с ними.
Все мы, в этом я глубоко убеждён, являемся частью общего энергетического пространства. Мой хороший знакомый из Запорожья задался вопросом «где же находится у человека душа?» и проводит соответствующие исследования. Так вот в одном из медицинских учреждений при помощи специального прибора, выставив щит из особого материала, который не пропускает торсионные лучи, группа исследователей измеряла, где же находится «пульт управления» энергетической системой человека? Выяснилось, что данный центр расположен примерно в тридцати сантиметрах над головой – хотите, верьте, хотите, нет. Но мне сразу же вспомнились нимбы на иконах, изображённые над головами святых…
Так вот, всё живое – и деревья в том числе – связано единой энергетической системой. Это очень сложный механизм. Но в том, что Алиса разговаривает с деревьями – есть смысл. Так же, как есть он в гороскопе друидов, потому что различные деревья, действительно, имеют свой биоэнергетический потенциал. И если энергетика человека и энергетика дерева совпадают – две синусоиды накладываются друг на друга, и происходит положительный всплеск. Вот почему мы говорим, что в некоторых случаях люди «подпитываются» энергией деревьев.
Мой учитель, Алексей Федорович Поляков, серьёзно занимался этим вопросом и хотел создать модель своеобразных лесопарков здоровья – этакие биогруппы деревьев для определённых групп людей. А уж в Никитском ботаническом саду, в нашем-то разнообразии, каждый непременно может найти ту породу деревьев, которая подходит именно ему. А если поставить в тенёчке шезлонги, чтобы люди могли и подышать, и полежать под сенью деревьев… Думаю, эта идея будет востребована.

– Китайская мудрость гласит: «Напейся, и ты будешь счастлив несколько часов; влюбись, и ты будешь счастлив несколько лет; посади сад, и ты будешь счастлив всю жизнь». В Вашем конкретном случае «работа» и «счастье» – это синонимы?

– Совсем недавно мы говорили на эту тему с коллегами…
Рассуждали о том, что наш Никитский сад поглощает тебя целиком.
Здесь невозможно работать наполовину, как-то частично. Если твоя душа – здесь, то ты отдаёшься делу без остатка, и это, честно скажу, стоит того. И дело не в расхожей формуле «счастье – в работе». Тут, скорее, другое.
Мы осознаём, что наша деятельность в Саду позволяет каждому раскрыть самые сильные свои стороны, творить, добиваться целей, гораздо больших, чем это можно было себе представить. Сад становится судьбой, формирует ум и характер каждого, кто оказывается здесь.
Что же касается вопроса про слова-синонимы…
Возможно, Вам попадались воспоминания Джона Леннона. Он рассказывал: «Мама всегда твердила мне, что самое важное в жизни – быть счастливым. Когда я пошёл в школу, в сочинении на тему “Кем я хочу стать”, я написал “счастливым”. Мне сказали: “Ты не понял задание”, я им ответил: “Вы не поняли жизнь“.

Интервью взяла Елена Голованова, 17 декабря 2014

Справка

В 1988 г. закончил с отличием Высшую Ленинградскую лесотехническую академию им. С.М. Кирова (теперь — Санкт-Петербургская государственная лесотехническая академия им. С.М. Кирова).
Трудовую деятельность начал с 1984 г., работая плотником в РСУ Петродворцовского района г. Ленинграда.
Научная декрм ятельность – Диссертационная работа «Состояние дубовых насаждений Горного Крыма и их возобновление» защищена в 2005 г.; диссертационная работа «Экологические основы сбалансированного использования ресурсов лесных экосистем Крыма» защищена в 2011 г. в Институте агроэкологии и экономики природопользования Национальной академии аграрных наук Украины.
Автор пяти монографий:
«Леса Крыма» , 2003
«Лесная наука в Крыму», 2007
«Из лесов Крыма», 2008
«Лесные формации Крыма и их экологическая роль», 2009
«Экологические основы сбалансированного использования лесов Крыма», 2010
Соавтор семи коллективных монографий, среди которых:
«Научные основы сбалансированного развития агроэкосистем Украины», 2012 г.
«Словарь-справочник по агроэкологии и природопользованию», 2012 г.
«К созданию промышленных садов косточковых и орехоплодных культур в Крыму» , 2013
Любимая песня: «Три сестры» Андрея Макаревича

Одно из любимых стихотворений

Три сестры
Три сестры, три создания нежных
В путь не лёгкий собрались однажды.
Отыскать средь просторов безбрежных
Тот родник, что спасает от жажды
У порога подруги расстались
И отправились в дальние дали
Имя первой – Любовь, а вторая – Мечта,
А Надеждой последнюю звали.

И Любовь покоряла пространства,
Всё стремилась к изменчивой цели,
Но не выдержала непостоянства,
И её уберечь не сумели.
И осталось сестёр только двое,
По дороге бредут, как и прежде.
И когда вновь и вновь умирает Любовь
Остаются Мечта и Надежда.

А Мечта, не снижая полёта,
До заветной до цели достала.
А достав, воплотилась во что-то,
Но Мечтой уже быть перестала.
И осталась Надежда последней,
По дороге бредёт, как и прежде.
Пусть умрут вновь и вновь и Мечта, и Любовь,
Остаётся в живых лишь Надежда.

А сегодня окончились сроки,
Всем обещано дивное лето.
Отчего же мы так одиноки,
Отчего нас разносит по свету?
Только в самых далёких пределах
Одного я прошу как и прежде,
Чтобы жить и дышать,
Чтоб любить и мечтать.
Пусть меня не оставит Надежда.
Андрей Макаревич

Просмотров: 466

Оставить комментарий