Александр Пушкин и Фридрих Стевен

2

Александр Пушкин и Фридрих Стевен (брат первого директора Никитского ботанического сада Христиана Стевена) учились в одной группе лицея

Научный музей НБС-ННЦ пополнился новыми материалами, косвенно связывающими Никитский сад с именем великого поэта через семью Стевенов

Любопытное письмо пришло в Никитский ботанический сад  из Музея-заповедника А.С. Пушкина р.п. Большие Вязёмы Одинцовского района Московской области. Старший научный сотрудник музея Вячеслав Викторович Цоффка сообщил об очень интересном историческом факте – косвенной связи Никитского ботанического сада с именем Александра Сергеевича Пушкина через семью Стевенов.

«Как выяснилось, брат будущего первого директора Никитского сада Христиана Стевена учился с Александром Пушкиным в одной группе лицея. Звали его Фёдор (Фридрих) Христианович Стевен. Как и Пушкин, он значится лицеистом 1 курса выпуска 1817 г., — рассказывает директор НБС-ННЦ, чл.-корр. РАН Юрий Плугатарь. – Эти данные опубликованы в «Словнике Лицейской Энциклопедии», изданной в Санкт-Петербурге в 2006 году. Известно, что впоследствии Фридрих Стевен (годы жизни 1797-1851), лицейская кличка Швед, был выборгским губернатором и товарищем министра статс-секретариата великого княжества Финляндского».

В книге «Пушкинский лицей» академика Карла  Грота (г. Санкт-Петербург, 1998 г., стр. 412)  даются  следующие характеристики: «Стевен (Фридрих), лютеран. Испов., 15 лет. С изрядными дарованиями, весьма прилежен и благонравен,  мог бы более показать свой ум и способности, если бы язык русский был ему столь известен, как природный немецкий. Кротость, вежливость и осторожность, добродушие, чувствительность и усердие составляют главнейшие черты его характера».

Что же касается Александра Пушкина 13-ти лет, то про него сказано было следующее: «Имеет более блистательные, нежели основательные дарования, более пылкий и тонкий, нежели глубокий ум. Прилежание его к учению посредственно, ибо трудолюбие ещё не сделалось его добродетелью. Читав множество французский книг, но без выбора, приличного его возрасту, наполнил он память свою многими удачными местами известных авторов; довольно начитан и в русской словесности, знает много басен и стишков. Знания его вообще поверхностны, хотя начинает несколько привыкать к основательному размышлению. Самолюбие вместе с честолюбием, делающее его иногда застенчивым, чувствительность с сердцем, жаркие порывы вспыльчивости, легкомысленность и особенная  словоохотность с остроумием ему свойственны. Между тем приметно в нём и добродушие, познавая свои слабости, он охотно принимает советы с некоторым успехом. Его словоохотность и остроумие восприяли новый и лучший вид с счастливою переменою образа его мыслей, но в характере его вообще мало постоянства и твёрдости».

Данные материалы заняли достойное место в Научном музее Никитского ботанического сада, который с июня 2014 года  открыт решением дирекции не только для сотрудников НБС-ННЦ, но и для широкой публики.

«Детство, отрочество – важнейшие моменты в жизни каждого человека.  Это источник самых дорогих воспоминаний, к которому мы неизменно возвращаемся, комментирует Татьяна Джакаева, заведующая отделом ГБУК РК «Крымский литературно-художественный мемориальный музей-заповедник «Музей А.С. Пушкина в Гурзуфе». – Что же касается Александра Сергеевича  Пушкина, то именно в дружеской атмосфере лицея он почувствовал себя поэтом, а своим товарищам-лицеистам посвятил бессмертные  строки: «Друзья мои, прекрасен наш союз!».

С не меньшим восторгом напишет он потом о Гурзуфе, где провёл несколько  недель летом и осенью 1820 года, во время ссылки на юг России. «Волшебный край, очей отрада…», – так воспринимал он  эти места, обожая гулять под оливами и любуясь морем. Около «Дома Ришелье» в Гурзуфе сохранился  пушкинский кипарис, о котором он писал Антону Дельвигу,  а в старом Пушкинском парке, напротив водолечебницы санатория «Пушкино» вас встретит ещё одна реликвия – знаменитый пушкинский платан. Живя в Гурзуфе, поэт часто совершал прогулки вдоль побережья и в горы, возможно, хаживал он и по Никитскому ботаническому саду. А там брат его одногруппника-лицеиста Фридриха Стевена с огненным темпераментом обустраивал Императорский Никитский ботанический сад. За  15 лет директорства (1812-1827 гг.) Христиан Христианович Стевен собрал  450 видов декоративных экзотических растений! Вот такие интересные параллели выявили историки, а Музей Никитского ботанического сада связан отныне и с именем великого Пушкина».
1

 

Просмотров: 470

Оставить комментарий