Интервью с Александром Максименко

vystavka1

С сайта «Крымские известия»: https://new.crimiz.ru/rubriki/86-iskusstvo/22832-foto-obychnaya-fiksatsiya-momenta-a-kartina-sostoyanie-dushi

ФОТО – ОБЫЧНАЯ ФИКСАЦИЯ МОМЕНТА, А КАРТИНА – СОСТОЯНИЕ ДУШИ

В Крыму каждый сезон года имеет свои изумительные краски, оттенки, которые не остаются незамеченными художниками. Но весна – время особенное! В каждом лепестке, слегка колышущемся на ветру, солнечном луче, сверкнувшем в капле росы, замершей на плотном листке, мастер кисти увидит целую настроенческую палитру. Возможно, умение уловить и передать уйму чувств через картины притягивает к ним наши обывательские взоры: глядя на работы профессионалов, мы на каком-то интуитивном уровне понимаем замысел каждого произведения и испытываем целую гамму эмоций. И как прекрасно, когда в художественной галерее можно побывать во время визита, например, на Парад тюльпанов, который, напомним, ещё проходит в Никитском ботаническом саду.

Да, именно сейчас – в эти дни – для гостей НБС открыта художественная галерея, где представлено около 70-ти работ двух замечательных крымских художников: Александра Максименко и Павла Шумова. В стиле современного импрессионизма продемонстрирован наш удивительной красоты Крым. Большая часть картин посвящена северо-западной части полуострова, в особенности Тарханкуту – с его ярко-песочными вафельной структуры обрывистыми скалами.

Александр Максименко. Веду разговор с Александром – автором большинства представленных здесь полотен. Судя по сюжетам, его привлекает именно «дикий», необустроенный Крым – тот, где властвуют три самые мощные стихии: ветер, море и солнце.

maksimenko– Почему? – задаю ему вопрос.

– Всё просто: девственная природа во всём своём многообразии и совершенстве!

– А почему именно Западный Крым?

– Тут тоже всё просто: я люблю этот край. Простор и одновременно мощь давно покорили моё сердце. Всё здесь залито солнцем, одновременно дикой силы степной ветер превращает безграничные поля серебряного ковыля в бушующий океан. А скалы на закате?! Вы видели на Тарханкуте скалы в короткий временной промежуток, когда солнце приближается к горизонту, чтобы нырнуть за него? Это же самое волшебное здесь время – когда мир становится золотым: золотом горит песчаник, из которого сложены рельефные обрывистые склоны, жёлтым становится вся поверхность плоского, как дно сковородки, этого полуострова на полуострове, да и море в лучах заката будто покрывается сверкающей, словно тончайший шёлк с вплетёнными в него солнечными нитями, мантией. А утро! Какое в этих краях потрясающее утро! Когда солнце встаёт с востока и постепенно начинает очерчивать вершины скальных образований, останцами возвышающихся в море недалеко от берега, появляется графичность, которую надо успеть запечатлеть.

vystavka3– Я знаю, вы любите пленэры. Но получается, времени, чтобы поймать «кадр», не так много…

– В Крыму очень быстро меняется колоритная составляющая. Вот, казалось бы, солнце взошло – и появились будто специально чьей-то рукой ярко проведённые линии соприкосновения воды, неба, скал, растений. Но буквально через 15-20 минут небесное светило уходит в зенит, и всё расплывается, полуденный зной словно размывает очертания предметов. Поэтому надо успеть поймать крохотный утренний отрезок времени, ведь весь остальной день – это мощное заполнение пространства солнцем. Успеть нужно и в вечерние часы, наполненные колоритом.

– Наверное, поэтому – из-за обилия света – вы предпочитаете писать картины маслом? Кажется, именно оно очень хорошо передаёт яркость крымских пейзажей и даже полуденный зной.

– Я не скажу, что именно маслом можно передать глубину и красоту горячего южного лета. Акварель, например, тоже даёт большой диапазон возможностей, ею можно добиться фантастического объёма. Но вы правы, я люблю работать маслом. Такие картины можно дорабатывать. Был в истории комичный случай. Как-то Павел Михайлович Третьяков запретил пускать в свою галерею друга – живописца Илью Репина, если у него в руках был этюдник, поскольку тот ходил по залам, где уже были вывешены купленные Третьяковым его работы, и всё время их дорабатывал. Так, пожалуй, старается делать каждый художник, поскольку на подсохший слой легко ложится следующий, и если оттенок хочется поменять, то маслом это несложно сделать.

– Так можно совершенствовать работы до бесконечности. Почти как с текстами, которые пишем мы, журналисты.

– Да, зачастую творческие люди бесконечно сомневаются в окончательном варианте своего творения, и тянется рука что-то подправить. Но филигранность исполнения, возможно, во многих произведениях и не нужна. Практика, безусловно, необходима, и профессионализм всё равно считывается. Знаете, как нас учили писать маслом? Техника идёт с эпохи Возрождения, когда краски были натуральными и дорогими. Сначала основа вырисовывалась одним пигментом, а затем брались белила, иные цвета и сверху накладывались. Все теневые зоны оставались, так сказать, в лессировке (техника живописи, основанная на нанесении тонких полупрозрачных красок друг на друга. – Авт.) – почти одинаковыми по типу холодности. Этот эффект до сих пор используют художники: получается, на дальнем плане оттенки холоднее, на ближнем – теплее. Это классика, на которой мы учились, то есть сначала – лессировка, потом – основные цвета и в конце – оттенки как объединяющая гармонизация всего сюжета.

vystavka4– Однако вы говорили, что техника – не главное.

– Лично для меня важнее состояние души. Но ремесленные навыки, безусловно, должны быть. Потом они могут переходить в иное состояние, когда уже не думаешь о технике исполнения, а можешь себе позволить мыслить стратегически – как бы наперёд. Тогда появляется возможность передать настроение, колорит. Но для этого нужна ещё одна составляющая – вдохновение. По этой причине я люблю пленэры: когда пишешь с натуры, когда к замыслу подходишь постепенно, потихоньку пропитываясь окружающей атмосферой. За этими ощущениями художники-пейзажисты и стремятся в естественные ландшафты, поработать на природе. В быту крайне сложно поймать нужную волну.

– Поймать нужную волну действительно нелегко, и так в любом деле.

– А нам, художникам, проще, ведь у нас есть пленэры (улыбается). Полотна, выполненные с настроением, уверен, даже лечат любую хандру. Как-то в Москву я привёз выставочные работы с крымской тематикой, так на общем фоне пасмурных московских дней эти картины буквально засияли. Люди шли на выставку «погреться» в лучах крымского солнца, которое будто пронизывало пространство и согревало всех, кто в нём находился. Так, во всяком случае, говорили посетители, делясь впечатлениями.

 

– В прибрежных камнях, конечно, есть момент поэзии, поскольку они – пение вечности, и это не может не вдохновлять. Но по-своему интересна индустриальное. Два года подряд, каждый квартал на три-пять дней я ездил на пленэр в Керчь. Всё это время (на разных этапах строительства моста) писал картины. Сейчас в Москве проходит выставка, посвящённая тому периоду. Так вот, хочу сказать, постоянно ловил себя на том, что пребываю в восхищении от происходящего, восторгаюсь инженерной мыслью и тем, как она воплощается в жизнь. Даже сложно представить, какое огромное количество моментов, факторов, особенностей нужно было заранее продумать и просчитать, чтобы родился этот феноменальный объект. Так хотелось передать через полотна ту энергетику, которая буквально витала в воздухе. Надеюсь, мне это удалось, ведь я наблюдал за фантастической работой на всех этапах возведения Крымского моста.

vystavka5– Но есть же тысячи фотографий сотворения этого чуда…

– Фото – обычная фиксация момента, а картина передаёт именно мой душевный, эмоциональный всплеск, который я испытывал каждый раз, когда наблюдал за происходящим. Надеюсь, посетители галереи тоже прочувствуют эти эмоции. Приезжайте, смотрите, получайте удовольствие! Эта выставка продлится до 15 апреля. А потом приглашаю на графику, которая тоже будет представлена здесь, в галерее Никитского ботанического сада.

Ольга САФРОНОВА

 

 

 

Просмотров: 246

Оставить комментарий